Трудовая биография Спецстроя началась 2 августа 1945 года. Постановлением Совета народных комиссаров БССР в составе управления по восстановлению Минска был сформирован трест дорожно-мостового строительства. Его возглавил инженер-строитель Д.Винников. Довоенный опыт и служба в штурмовой саперной бригаде пригодились управляющему в период становления треста. По оргнабору, комсомольским путевкам на восстановление Минска приезжали со всех областей республики. Большинство - женщины и подростки. Пятнадцатилетним мальчишкой приехал в Минск из разоренной деревни Антон Куница. Его отца за связь с партизанами расстреляли фашисты. Оставшись в семье старшим, юноша мечтал получить специальность, стать на ноги и помочь матери построить дом. Братья Дмитрий и Александр Райковы испытали ужасы концлагеря в Освенциме... Судьбы всех опалила война.

Первый коллектив рабочих дорожно-мостового треста на 70% состоял из женщин - О.Григорьева, Б.Иванова, С.Козел, О.Колесень, Е.Стречень, М.Грек, А. Луцева, Н.Кравец, О.Бондик, Л.Жукова... Руководили работами на объектах десятники, назначаемые из числа опытных рабочих. По принципу «делай, как я» они обучали молодежь азам строительных профессий. Перед трестом ставилась задача по восстановлению и строительству мостов и дорог, а также по благоустройству города.

Один из первых рабочих треста И.Абелец вспоминает: «Весь инструмент состоял из лома, кирки, ножа для очистки кирпича, козы для переноски грузов. Гвозди рубили из проволоки. Была еще лебедка - одна на весь город. Представьте себе картину: на стену разбитого дома залезает кто половчее, попроворнее, набрасывает веревочную петлю, лебедкой ее затягивает. Потом за веревку берутся десятка три рабочих, и раз-два, взяли... Раскачиваем стенку, пока не упадет. При разборке сортировали и складывали в штабеля весь пригодный материал камень, кирпич, балки, арматуру. Жили мы в обгоревших корпусах университетского городка, в комнатах по тридцать-сорок человек. Спали на трехэтажных нарах. Окна наполовину заложили кирпичом - стекла ведь не было. Чтобы отапливать комнату ставили печку, но все равно зимой по утрам вода в ведре замерзала. Даже обувь делали сами: обстругиваешь кусок доски по размеру стопы, приладишь кусок шинельного сукна - и можно обуваться». Записка управляющего: «Разрешаю вселиться в землянку на улице Советской т. Ерехину Д. Н. для охраны построек треста», тоже решала проблему жилья.

Вспоминает Антон Куница: «По карточкам рабочим выдавали в магазине 500 граммов хлеба в день. От соблазна съесть его сразу трудно было удержаться не только нам, мальчишкам, но и взрослым. Поэтому в столовой, где мы отоваривали продовольственные карточки, на обед часто оставалась лишь чашка горохового супа да немного черной фасоли. Завтракали и ужинали картошкой без хлеба. Зарплата составляла 800 рублей. На рынке хлеб стоил 80 рублей за буханку. Но мы не падали духом. Шли на работу и выполняли ее добросовестно, не считаясь со временем. Верили в завтрашний день. Ради него и работали".

Подводя итоги 1945 года, управляющий Д. Винников отмечал, что работа протекала в исключительно сложных условиях, коллектив выполнил задание и получил прибыль 173,8 рублей. В первый год своей деятельности трест ввел в строй десятки объектов, от которых зависела работа транспорта, коммунального хозяйства, торговли и быта.